Новости индустрии

24.12.2009
Бумажный вызов

Финский целлюлозно-бумажный концерн UPM и российская группа «Свеза» (контролируется Алексеем Мордашовым) на прошлой неделе объявили, что собираются за 1,15 млрд евро построить в Шекснинском районе на юге Вологодской области лесопромышленный комплекс. Каждая сторона будет владеть 50% акций совместного предприятия, которое займется этим проектом.

Предполагается, что комплекс будет состоять из современного целлюлозного предприятия, лесопильного производства и завода по производству древесных плит OSB. Запланированная мощность целлюлозного комбината составит 800 тыс. тонн, лесопильного завода — 300 тыс. кубометров, а предприятия по производству плит OSB — 450 тыс. кубометров. В процессе реализации проекта участники планируют задействовать ведущие институты экономического развития — Внешэкономбанк и Инвестиционный фонд. «Как инвесторы этого проекта мы, вместе с компанией UPM, рассчитываем на поддержку и содействие со стороны государства», — заявил Алексей Мордашов. При имеющемся немалом лоббистском ресурсе главы и основного акционера «Северстали», по всей видимости, Шекснинский ЛПК (назовем его так условно) — самый реальный из нескольких десятков ранее заявленных подобных проектов в нашей в стране.

Планов громадье


Директор по продажам и маркетингу Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) Антон Лойтер как-то подсчитал, что с постсоветских времен в нашей стране было объявлено о планах строительства аж 27 (!) ЦБК. «Слава богу, что эти огромные количества никто не строит, — иронизирует Антон Лойтер, — иначе бы на таком волатильном, цикличном рынке, как целлюлозный, было бы перепроизводство и, соответственно, глубокое падение цен, что вряд ли кому в нашем бизнесе нужно». Впрочем, никто не отменял государственной промышленной политики по расширению глубокой переработки леса.

Около года назад вступил в действие новый Лесной кодекс, призванный обеспечить благоприятные условия для притока инвестиций. Летом 2007 года правительство утвердило постановление о приоритетных инвестиционных проектах. В нем под инвестиционный проект стоимостью от 300 млн рублей предлагаются льготы: предоставление лесного участка без аукциона, снижение арендной платы вдвое от минимальной стоимости, беспошлинный ввоз технологического оборудования. Экспорт же кругляка, наоборот, стали облагать повышенными пошлинами. Повышение пошлин на экспорт кругляка продолжается год от года. Предполагается, что к 2009 году экспортные пошлины на необработанную древесину составят уже 80% от ее стоимости, то есть, по сути, станут заградительными. Параллельно пошлины на готовую продукцию из лесного сырья будут обнулены.

Чиновники все сделали, чтобы в стране стали строиться мощные деревоперерабатывающие комплексы. А этого не происходит. Все 27 заявленных проектов остались на бумаге — даже иностранцы не рискнули перейти от планов к делу, их интерес зачастую заканчивался самым низким переделом в технологической цепочке ЦБК — производством древесной щепы (сырье для производства целлюлозы).

UPM — один из наиболее серьезных игроков в России, и нацелено предприятие как раз на более крупные, чем строительство заводов по производству щепы, проекты. Компания давно присматривалась к нашему рынку и, возможно, получила наиболее полное представление о том, как тут все устроено.

У UPM действительно есть потенциал, достаточный для того, чтобы сдвинуть подобный мегапроект с мертвой точки. Компания занимает серьезное место в мировой табели о рангах (оборот UPM превышает 10 млрд евро). Есть у UPM свои технологические и управленческие ноу-хау. «Россия играет важную роль в глобальной стратегии роста UPM. Начиная с 2004 года UPM рассматривала различные возможности развития в России, — заявил Юсси Песонен, президент и исполнительный директор UPM, — [Шекснинский] проект позволит существенно расширить нашу деятельность на российском рынке. UPM располагает знаниями и навыками, необходимыми для строительства предприятий мирового класса с использованием новейших экологически чистых технологий». И судя по тому, какой регион и какой партнер выбран для начала проекта, UPM действительно рассчитывает строить мощности по варке целлюлозы.

Лесной клондайк

Вологодская область богата лесными ресурсами. Регион занимает первое место в европейской части страны по лесозаготовке (см. график), обгоняя прежнего лидера — Архангельскую область. При этом вологодские лесные запасы имеют устойчивую производительность около миллиона кубометров древесины в год. Удобная логистика: хорошая доступность из Москвы и Санкт-Петербурга — Северная железная дорога (190 поездов в день) и Волго-Балтийский канал (7,5 тыс. судов в навигационный период), а также проходящее через Шексну шоссе Вологда-Новая Ладога — все это делает проект особенно выгодным с точки зрения траспортно-географического положения. А кроме того, сотрудничество с местными властями (основное предприятие «Северстали», одноименный металлургический комбинат, находится в Вологодской области) — еще один козырь в выборе места. Так что UPM сделала верную ставку на вологодского партнера Мордашова.

К строительству Шекснинского лесоперерабатывающего комплекса планируется приступить в начале 2009 года, а запустить производство, заверяют участники проекта, — в 2011 году. Предполагается, что, когда комплекс заработает в полную силу, на нем будут заняты около 650 человек, а с учетом смежных отраслей, в частности лесозаготовки, предприятия создадут для региона несколько тысяч рабочих мест. Впрочем, лесозаготовка — то, с чего предстоит начать партнерам.

Дело в том, что придется консолидировать лесозаготовительные предприятия с общим объемом добычи леса минимум в 4,5 млн кубометров леса в год. Это примерно половина от нынешних объемов лесозаготовок в Вологодской области. При этом не нужно забывать про собственные потребности в древесине у UPM и «Свезы».

Бизнес группы «Свеза», к примеру, довольно емок по использованию древесного сырья. «Свеза» является одной из ведущих лесоперерабатывающих компаний России. В ее состав входят пять российских комбинатов по производству фанеры и ДСП — Усть-Ижорский фанерный комбинат, костромской фанерный комбинат «Фанплит», великоустюгский фанерный комбинат «Новатор», Пермский фанерный комбинат и мантуровский фанерный комбинат «Фанком». Обладающая объемом производства в 557 тыс. кубометров «Свеза» — производитель фанеры номер один в России, а по объему производства древесно-стружечных плит (303 тыс. кубометров) компания входит в пятерку российских лидеров. Таким образом, по оценкам «Эксперта», предприятия «Свезы» потребляют 1–1,3 млн кубометров балансовой древесины ежегодно.

Фанерное производство, производство шпона и лесопильный завод UPM в Чудове (Новгородская область) нуждаются еще в 0,5–0,6 млн кубометров балансовой древесины в год.

При этом принадлежащий UPM Тихвинский комплексный леспромхоз и несколько лесозаготовительных предприятий «Свезы» — Космтромалеспром, «Вологодский лес» и «Западлеспром» — в состоянии в лучшем случае лишь наполовину обеспечить нынешние потребности этих двух игроков в сырье. Одним словом, участникам проекта придется расширять сырьевую базу в Вологодском и соседствующих с ним регионах. Правда, аналитики не видят в этом особых проблем. «В Вологде есть резерв по сырью, особенно по лиственному, — говорит г-н Лойтер. — К тому же у части лесопользователей заканчиваются сроки аренды леса, а преимущественное право по новым аукционам гарантированно получат как раз участники проектов, где предполагается его глубокая переработка».

Однако тот же Лойтер указывает на ряд явных нестыковок в заявлениях участников проекта. По его информации, в Шексне предполагается строить целлюлозное производство, работающее на хвойном сырье. Но, говорит он, в Вологодском регионе как раз сложности с хвойным сырьем: в области существует проблема использования лиственной и низкотоварной древесины. Напротив, здесь остается невостребованной значительная часть древесины лиственных пород.

В то же время заявления Алексея Мордашова о том, что планируемый ЛПК будет специализироваться на товарной целлюлозе и окупится за пять-шесть лет, также вызывают недоумение у экспертов. «Если новое предприятие будет ежегодно производить 800 тысяч тонн товарной лиственной целлюлозы, не перерабатывая ее, а выбрасывая на поделенный между действующими игроками мировой рынок объемом всего 30 миллионов тонн, оно рискует столкнуться с проблемами со сбытом, особенно в Европе, где и так избыток той самой лиственной целлюлозы», — считает Антон Лойтер из Архангельского ЦБК. А значит, будущему ЛПК лучше специализироваться на конечных продуктах — бумаге и картоне. Правда, насколько интересно производство конечных продуктов, а не целлюлозы для UPM — еще вопрос. Есть риск потерять солидный рынок сбыта — финская компания ежегодно экспортирует в Россию бумаги и картона на 600 млн долларов.

Источник: www.expert.ru

Все новости индустрии

наверх
© 2017 «ООО "СТС"»
г. Москва, ул. Ткацкая, дом № 17
(495) 970-3437